Древнерусская оружейная мастерская из Гомия. С.Ю.Каинов

 

Древнерусская оружейная мастерская из Гомия. С.Ю.Каинов

(сокращённый вариант статьи О.А.Макушникова "Древнерусская оружейная мастерская из Гомия")



Древнерусская оружейная мастерская из Гомия.
С.Ю.Каинов
(сокращённый вариант статьи О.А.Макушникова "Древнерусская оружейная мастерская из Гомия")

Интерес посетителей Тоже Форума, вызванный сообщением о находке древнерусской оружейной мастерской, побудил меня продолжить опыт М.И.Петрова и выдать на суд читателей сокращённый вариант статьи О.А.Макушникова "Древнерусская оружейная мастерская из Гомия", опубликованной в сборнике "Старожитностиi пiвденноi Русi", Чернiгiв, 1993, стр.121-130.
Летописный Гомий (совр. Гомель, первое упоминание -1142 г.), расположенный в Нижнем Посожье,- одни из городов Черниговской земли. Уже в Х в. Гомий являлся значительным по размерам укрепленным поселением, а к XII в. превращается в крупнейший экономический, военный и культурный центр Земли радимичей. Во второй половине XII в. здесь, вероятно, появляется удельный стол. Накануне монгольского нашествия площадь города превышала 45 га, не менее трети его территории была укреплена.
Оружейная мастерская открыта на окольном граде Гомия в 1987 г. Она является частью комплекса большого наземного дома, имеющего две углубленные камеры-подклет 1 и подклет 2 (последний имеет столбовую конструкцию стен и глинобитную печь в углу). Оба помещения погибли в огне, в результате чего их земляные полы оказались погребенными под горелыми остатками стен и перекрытия, что дает твердые основания рассматривать нижние заполнения в качестве закрытых комплексов.
На полу подклета 1 и непосредственно над ним покоилось более 1600 предметов. Значительная часть изделий фрагментирована, в том числе железные спеклись под действием огня и коррозии в бесформенные "монолиты" и до завершения расчистки атрибуции не поддаются.

Детали наступательного вооружения.

К их числу относятся перекрестия, навершия и детали ножен мечей и сабель. Типологически определены девять перекрестий. В соответствии с классификацией А.Н.Кирпичникова, три перекрестия мечей относятся к типу IV (1150-1250 гг.), 1 - к типу III (XII-первая половина XIII в); 4 перекрестия сабель - к типу III (XII-первая половина XIII в), 1- к типу 1А (вторая половина Х-XI в.). Последняя находка в комплексе с более поздними вещами заставляет предполагать ее длительное использование, связанное со спецификой образования инвентаря постройки и занятий ее хозяина. Два навершия принадлежат мечам типов III и IV, а одно имеет граненую форму и явно не закончено при обработке. Сабельное навершие относятся к клинкам типа I, имеющим широкую дату существования. Детали клинкового оружия дополняются частями ножен: навершие, пластинчатый держатель, фрагменты деревянных обкладок.

Детали защитного вооружения.



Уникальны обломки раздавленного трубчатого наруча-налокотника шарнирной конструкции. Сохранность очень плохая, но форма вполне определима. Чрезвычайная редкость этого вида защитного вооружения в древнерусских и вообще восточноевропейских материалах отмечалась в специальной литературе. Гомийский наруч, насколько можно судить по фрагментам, аналогичен единственному известному в древнерусской археологии экземпляру, обнаруженному на Сахновском городище под Каневом в слое 1-й пол. XIII в.
Во фрагментах кольчужного плетения насчитывается от 1 до приблизительно 200 колец, общее же число колец превышает 600. Половина фрагментов имеет кольца круглого сечения (диаметр прово-оки 1,0-1,5 мм), половина - плоского (1,0Х2,0; 1,0-1,5Х3,0; 1,0Х3,0 мм). Диаметр колец составляет 6; 9 и 14 мм. Несомненно, многие части относятся к разным полотнам. Процесс плетения выглядит незаконченным: имеется незаклёпанное одиночное кольцо, цепочки из одиночных колец.
Самой массовой категорией находок в постройке являются панцирные пластины, лежавшие россыпью и бессистемными скоплениями. На многих заметны отпечатки ткани, которые, очевидно, свидетельствуют, что детали были завернуты в ткань или сложены в мешок. Пластины отличаются исключительным разнообразием формы, разной степенью изгиба, количеством и местом расположения отверстий. Не имея возможности подробно изложить классификацию этого чрезвычайно интересного материала, следует отметить, что пластины удалось распределить по 3 группам, 41 отделу, 24 типам, 20 видам и 40 вариантам (классификация совершенствуется и дополняется). Гомийская коллекция панцирных наборов, бесспорно, является самым крупным собранием подобного рода из памятников домонгольской Руси.

Ремесленные инструменты.

Необычайно большое количество оселков, шлифовальный камень и точильный круг еще раз указывают на производственный характер рассматриваемого комплекса. Среди специализирован-ных орудий труда - массивный напильник типа рашпиля, спиральное сверло длиной 29,5 см, двуручный скобель, обломок топора, длинное шило.

Хронологическая атрибуция.

Привлекает внимание хронологическая атрибуция постройки, поскольку вопросы о времени, месте появления и бытования различных видов вооружения IX-XIV вв. у оседлого и кочевого населения Восточной Европы продолжают оставаться дискуссионными проблемами отечественного оружиеведения. Рассмотрим датирующие вещи из закрытых комплексов подклетов 1 и 2. К ним относятся навесные цилиндрические замки, соответствующие замкам типа В новгородской классификации. Дата их бытования - середина XII-начало XV вв. Достаточно узкую дату, опирающуюся на общеевропейский материал, как уже отмечалось, имеют мечи типа IV - 1150-1250 г. Для определения нижней даты комплекса важны фрагменты кольчужного полотна с плоским сечением колец. На Руси подобные изделия появляются около 1200 г. Примерно тогда же, по мнению А. Н. Кирпичникова, начинается бытование трубчатых наручей. Сахновский экземпляр происходит из слоя монгольского погрома (около 1240 г.). Совокупность этих материалов позволяет датировать постройку первой половиной-серединой XIII в. Этому не противоречат и другие материалы из подклетов - "домонгольский" облик керамики, а также стеклянные браслеты.
В связи с датировкой комплекса вызывают интерес обстоятельства гибели рассматри- ваемого сооружения. Его владелец не сумел извлечь из дома, а затем из пепелища даже очень ценные вещи, не сделали этого и другие горожане, несомненно, знавшие о характере занятий хозяина сгоревшего дома. Это подсказывает, что пожар был вызван военными действиями, повлекшими гибель или пленение жителей города. Эти трагические события правомерно связывать с монгольским нашествием на Черниговскую землю в 1239 г. Примечательна находка в слое пожара укреплений детинца Гомия (XIII в.) типичных монгольских срезней.
Итак, мы имеем дело с первой достоверно атрибутируемой древнерусской оружейной мастерской кануна монгольского нашествия на Русь. Аргументом в пользу мастерской служит и описанный выше набор инструментов. Какие-либо сомнения на сей счёт рассеивает сам характер массовых находок. Детали клинков, фрагменты кольчужного полотна и панцирные пластины являются частями целого арсенала, в той или иной степени подготовленными для сборочных и ремонтных работ. Так, они могли быть использованы для изготовления 12-ти экземпляров рубящего оружия. Пластинчатых панцирей-"броней дощатых"- можно было собрать несколько: на изготовление одного панциря требовалось около 600 пластин, что значительно меньше их числа из Гомия. О нескольких панцирных наборах говорит и исключительное типологическое разнообразие пластин.
Отсутствие в гомийской мастерской и вблизи нее заготовок, обрезков, обрубков металла и пр., а также, что особенно важно,- остатков кузнечного горна, не дает оснований для ее определения в качестве кузнечной. Сами детали вооружения поступали сюда из других мастерских. На месте же производились, главным образом, подгоночные и сборочные работы. Слесарную доводку деталей хорошо иллюстрирует незаконченное навершие меча; об этом - может свидетельствовать и состав инструментов, включающий оселки, круг и напильник. Несомненно, ремесленник производил операции по соединению колец в полотна кольчужных рубах и бармиц (?). Полученные со стороны пластины для панцирей, вероятно, еще не имели отверстий, нужного изгиба и отличались необработанными краями: есть экземпляры с заусенцами и лишенные отверстий. Мастер пробивал их в соответствии с намеченной схемой соединения в изделии (есть пластины, треснувшие при пробивке), изгибал их, снимал заусенцы и шлифовал. Ряд операций требовал термического воздействия на металл, для чего служил очаг.
Надо полагать, что в мастерской не случайно отсутствуют те виды вооружения, которые не требовали квалифицированных сборочных работ: копья, булавы, кистени, стремена, стрелы и пр. Напротив, здесь представлены исключительно "комбинированные" виды оружия, для из-готовления которых нужно было подогнать и соединить от трех-пяти (клинки) до многих тысяч деталей (кольчуги). Вместе с тем мастер занимался не только доводкой и сборкой изделий из металла. Набор "неслесарных" инструментов (сверло, скобель, топор, шило), вероятно, имеет отношение не только к чисто плотничье-столярным занятиям хозяина дома, но и к специфически оружейным. Так, топор и скобель требовались для изготовления ножен, шило - для прокалывания кожаной подосновы и ремней - стяжек доспеха и т. д.
Таким образом, гомийского оружейника можно квалифицировать как слесаря-сборщика, что еще раз подтверждает признанный в науке тезис о высоком уровне специализации древнерусского ремесла в XII- XIII вв.


Создан 06 июн 2006



  Комментарии       
Всего 1, последний 8 мес назад
telemaster-dnepr 30 авг 2017 ответить
https://livesurf.ru/promo/121886
система раскрутки сайтов
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником